kuznetsov_ru (kuznetsov_ru) wrote,
kuznetsov_ru
kuznetsov_ru

федосееву


Чай на столе. Лето, июль. Только стемнело и не спится. Тикает хронометр, разделяя жизнь на отрезки. Но у нас огромная страна и в далеких Саянах ночь уже прошла порубежное время. Пробежался ветерок по водоразделу, поднял рябь на озере и поползла в  долину Кишты и Удена прятаться ночная темень. Чуть солнце покажется из-за хаоса гор и проявится в небе громада пика Грандиозного. Заискрится холодное пламя снегов. Над перевалом Федосеева, над последней вечной стоянкой писателя наступит еще один новый день. И в совокупности сорок лет с названием вечность.

Сижу в темноте, пью чай и прекрасно представляю себе этот рассвет в Восточных Саянах. Прекрасно вижу стену Станового хребта и без каких либо усилий смогу пройти все шиверы Маи и Зеи. Более того, я никогда не потеряюсь на Алданском нагорье, и знаю когда и как с Охотского моря приходят циклоны. Я не был там никогда. Мне это и не к чему. Я читал книги Григория Федосеева. Более того, я вырос на них. Это подарок судьбы или стечение обстоятельств. Но большинство, окружающих меня людей, никогда не читали, и не слышали о нем. И это даже не горожане-буржуа. Многие, кто не мыслит себя без тумана и запахи тайги, не подозревают, что совсем рядом, на книжных полках таится настолько близкое для них.

Как-то в разговоре о творчестве известного детского писателя, знакомая заметила, то, что от человека, читавшего его книги невозможно ждать плохого. Перефразируя ее слова, то же можно сказать и о книгах Григория Федосеева. Тот, кто прочитал хотя бы одну его повесть, начинает по-другому видеть окружающий мир, замечать природу и уже вряд ли когда причинит ей вред. А даже, скорее всего по прочтении книги закроет глаза, отстранясь от суеты повседневности, и в какое-то мгновение почти решит для себя сбежать и потеряться в лабиринтах гор. Великая магия в тех строках!

            Мое знакомство с Григорием Анисимовичем случилось в пять лет. На экраны вышел «Злой дух Ямбуя». Тогда я мало еще что понимал, хотя уже понималки было достаточно, чтобы уяснить, что я видел настоящий приключенческий ужастик. Название запомнилось еще как, и через два года, когда шел уже из школы, случайная бабка на улице сунула мне руки пачку макулатуры. Дома, разбирая ее, я нашел «Роман газету» со «Злым духом Ямбуя». Это сейчас по прошествии лет, мне думается, что все было неспроста, и кто-то меня подталкивал к Федосееву. А тогда книжку не выкинул и через десять лет я вытащил ее и… проглотил за ночь. Чтение затянуло как воронка,и я  словно бы стал участником событий, описанных в книге. Все было настолько реалистично! Осень. Алданское нагорье. В сумерках костры меж чахлых лиственниц. Завершается сезон, и партии собираются в одну точку с огромного пространства. Завтра домой. Вечерняя связь со штабом вносит коррективы На гольце Ямбуй бесследно пропал еще один человек. Завтра-послезавтра зима и ударят морозы, но необходимо идти обратно и найти человека. И вот шагают к далекому Становому хребту два человека с проводником. Встретив в марях кочующих эвенков, они узнают, что люди бесследно исчезали под Ямбуем и раньше, и место вокруг гольца заповедное, поскольку там обиталище злого духа Харги, который и забирает к себе забредших туда людей. Реальность оказалась прозаичней и куда страшнее… На протяжении всего чтения я словно бы шел рядом с небольшим караваном по предзимью, смотрел с восторгом с гряды на зубчатую стену Станового. И в первую очередь мне показывал рукой проводник куда-то в центр горной страны: «гляди, вон там твой Ямбуй!» Я вместе с Федосеевым карабкался по курумам и плутал в лабиринтах Станового хребта, чувствуя кожей спины спиной чье-то невидимое присутствие! Повзрослев, в своих блужданиях по тайге я испытал все, что чувствует человек один в лесу, и не раз вспомнил прочитанное, насколько верно переданы были чувства!

            А Федосееву  и не надо было ничего придумывать, все книги он писал на основе реальных событий, произошедших за двадцать лет экспедиций на Кавказе, Хибинах, Сибири и Дальнем Востоке. Чему свидетелем был дневник. Двадцать лет в поле, создавая первую карту-километровку страны. Писать он стал уже на пенсии и стразу завоевал мир. Если в нашей стране Федосеева публиковали в основном при жизни в «Роман-газете», то за рубежом его практически сразу перевели на все основные языки мира.. За десять лет были написаны «Мы идем по Восточному Саяну», «Тропою испытний», «Смерть меня подождет», « В тисках Джугдыра». Абсолютное знание темы и природный талант писателя, каких мало сделали великое дело. Федосеевым стали зачитываться.

Улукиткану, старику эвенку, проводнику, с которым пистаель провел в тайге много лет, посвящено онесколько произведений. Описание быта эвенков для Федосеева всегда отдельная большая тема. А принцип эвенков – уходи со стоянки как будто тебя здесь не было, всем бы нам перенять!

Федосеев мог бы написать гораздо больше, но к сожалению ушел на взлете. Сорок лет, как он отправился к своей последней стоянке, в центр Восточных Саян. А книги его живут, заставляя срываться из перенаселенных городов все новых и новых романтиков. «Тропою Федосеева», «По Федосеевским местам» - названия туров легко найти в Интернете. На перевале Федосеева, где похоронен писатель – набитая тропа. А недавно безымянной вершине на Становом хребте присвоено имя Григория Федосеева, а близ лежащему перевалу имя Улукиткана. О, как же я хочу туда, в далекие горы. В запахи рододендрона и про которые давно все знаю и видимо я такой не один. Спасибо Вам, Григорий Анисимович!

           

Tags: статьи
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments