kuznetsov_ru (kuznetsov_ru) wrote,
kuznetsov_ru
kuznetsov_ru

Путешествие в сердце Пармы. На звоннице.

Проснулся я в разгаре солнечного утра. С Колвы тянул свежак, пели птицы, и еще откуда-то сверху доносился ласковый серебряный колокольный звон. Словно бы светлая северная ночь, меня далекого, гостя принесла своим мощным и плавным течением в стольный град царя Салатна.
Звон продолжался я открыл глаза, сел и огляделся вокруг. Чары белой ночи схлынули, но сказка заиграла другими, более яркими цветами. И, безусловно, она продолжалась! Вокруг меня царил и летел над Колвой, пермской темной, коричневой таежной рекой древнерусский город. Это был стык, тот самый стык неба славян и финского леса. За Колвой волнами струилась Парма, с ее идолами, капищами тайнами и памами, где лесной часослов, безусловно зашифрован устами пожаров. А напротив, за овражком вставал красавец православный храм. Колокольный звон несся именно от него.
Троицкий холм



За Колвой - Парма




Я встал, размял затекшее за ночь тело и отправился гулять по холму. Холму, где стояла Чердынский острог, выдержавший множество осад и приступов. Острог форпост цивилизации русичей в безбрежном мареве языческой Пармы. Я шел по лужайке холма и ясно ощущал эту энергетику многих и многих поколений людей, времен, событий судеб, горестей и радостей. Холм был пуст, лишь ближе к предпольной части холма. Тыльной его части стоял громадный деревянный храм. Который, как оказывается привезли сюда из одной глухой лесной деревни, дабы не сгинул там без следа. Храм был грандиозен. Ну, так что, на север ведь попал. Забегая вперед скажу, что лишь где-то на третий день я перестал удивляться размаху храмов в северном Прикамье.
Внутри храма было еще без боголепия и запаха ладана. Храм напоминал обычную деревянную постройку и не вызывал душевного трепета, как бывает в храмах действующих. Скорее он был более продуктом северного пермского леса, нежели плодом русской духовной культуры. Поражали размеры храма. Он мог вместить в себя не один десяток человек. Это говорило о том, как были населены лесные деревни –погосты когда-то и насколько мощна была северная лесная цивилизация.
















За храмом я обнаружил сохранившийся вал чердынского кремля. Господи. Ведь именно к нему, к этому валу катились на приступ вогульские сотни кана Асыки, выведенного в книге Иванова мифическим хумляльтом – бессмертным. Но ведь Асыка действительно существовал и действительно ходил войной на Чердынь и даже его люди убили епископа Питирима, крестившего после Стефана Пермского, никогда, кстати не бывавшего в Перми Великой, заново пермяков. Стоя на холме, я ясно осознавал, насколько тесно переплелись здесь легенды, были, история и выдумка. Призраки этих людей были со мной рядом и неотступно следовали по пятам в Чердыни, Покче, Ныробе, Искоре и других старых таежных поселениях.
Кстати, насчет выдумки. На другой стороне холма, обрывающегося в Колву громоздился, камень со следом ноги богатыря Полюда. И всем предлагалось встать на него ногой, чтобы обрести Полюдову силу. Рассказывают, что особенно смекалистые спрашивают у экскурсоводов, где дескать можно головой приложиться, дабы обрести ума.
В храме раскрывают фрески. Фресок там много!






Звонница Воскресенского собора

Внутри звонницы

Воскресенский собор. Отсюда доносился звон.


Побродив по холму, я отправился дальше и вышел к храму, с которого утром раздавался колокольный звон. Там я познакомился с чудесной бабушкой, которая провела меня в храм, а также отомкнула чудесную дверь и разрешила подняться на колокольню. Вот здесь-то я трепет уже испытал. Ведь только что передо мной сюда поднимался звонарь, и колокола еще тонко-тонко, еле уловимо гудели, до конца не успокоившись.
С площадки колокольни весь город открылся как на ладони. Вот где она была Чердынь! В сущности совсем крохотный городок, с населением менее пяти тысяч жителей, был безупречен. Наряден и стилен. Стилен именно в стиле того времени, когда здесь кипела другая жизнь и господа купцы легко проводили телефонную связь к самым увалам хребтов Северного Урала.




В верх по овражку в Успенскому собору




Типичный уездный город, познавший невиданный взлет. Но с четким, ясным северным лесным акцентом. Вокруг этого великолепия был темный таежный лес, разливалась на сотни верст Парма, текла северная, коричневая Колва, финская Рыбная вода, а на горизонте синела громада Полюда и Помяненного Камня. Позже я убедился, что ото всюду в Чердыни можно было услышать кукушку, настолько был близок лес. Настолько чувствовалась гармония Чердыни и окружающего мира.

Вся Чердынь

Иоано Богословский монастырь, построенный легендарным епископом Ионой. Первый монастырь на Урале

Вон там на фоне Пармы виднеется кладбищенская церковь во имя Всех Святых. Мимо нее на север идет Ныробский тракт.

Финская коричневая таежная Колва. Рыбная вода по-русски

Пульт управления

Главный звон



Древний языческий Полюю и лазоревая луковка православного храма

Троицкий холм. Здесь века стоял чердынский острог









Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments