kuznetsov_ru (kuznetsov_ru) wrote,
kuznetsov_ru
kuznetsov_ru

Апрельский Кукраук.


КукарукИдея постараться побывать на всех водопадах Южного Урал за
время большой воды родилась как часто бывает из маленькой идея съездить на
сухие водопады реки Ай. До них я до сих пор не добрался, а на Кукрауке вчера
побывал.



Утром меня глодали и тревожили сомнения. Погода была
прохладной и неприветливой. Думал, что водопад играть не будет. Но таки поехал
и не ошибся.





Старинный государственный коммерческий тракт, который все
называют Екатерининской дорогой от Стерлитамака асфальтирован, и бодрые
указатели указывают расстояние до Белорецка. Асфальтовая лента несется
навстречу горам и трудно представить, что вскоре от всей этой красоты не
останется и следа. Но так это и происходит, и тракт превращается в обычную
лесную дорогу. Каменистую, в колдобинах, с многокилометровыми подъемами и
спусками. Туда я и ехал.



За старинным башкирским аулом Макарово встали горы, а
асфальт закончился. Дальним краем Макарово начинается горное ущелье. Очень
живописное, с приятной энергетикой. По долине течет речка Сикаса. Окрестные горы
были уже почти без пятен снега. Воды в Сикасе было много, и она была
зеленоватой, верховой.



Автомобиль мой заскакал по разбитому грейдеру, к которому то
прижималась бурная речка, то подступали справа горы. Два поворота и я на
полянке напротив скалы Калим Ускан. В ней находится пещера Салавата. В ней
когда-то режиссер Протазанов снимал убежище Салавата Юлаева, а по долине за
Макарово гонял конницу и устраивал разные массовые сцены. Сейчас в весенних
горах пусто и тихо. Лишь шумит весенний поток между мной и пещерой. Туда сейчас
не перейти, - Сикаса бурно разлилась и даже не верится, что летом они уходит
под землю, в карстовый понор и до пещеры идешь посуху.




Постоял, послушал, да подышал воздухом. Определенно весной
пахнет. Таким чем-то свежим, прохладным и терпким. Здесь все вперемешку: запах
старого снега, только-только набухающих почек, хвои, талой воды и бог его знает
чего еще. Спокойно и радостно на душе. Есть совсем не большое время, когда душа
поет по весне. Ты радуешься каждому дню, и хочется объездить весь мир. А если
попадаешь в лес, то идешь, идешь по нему, пустому еще и просторному и все-то
тебе интересно и все-то приятно. Те, кто любит лес меня поймут. А горожане либо
позавидуют, либо хмыкнут и покрутят у виска пальцем.



От пещеры до водопада совсем ничего. Глядя на Сикасу, а чуть
после на впадающий в нее справа Кукраук, понял что поехал не зря. Воды было
изрядно. Дорога пересекла мостик, перекинутый через ручей Кукраук, и поползла
на первый перевал Верхнеуральской дороги. Место это интересно. Здесь находился
одноименный хутор Кукраук, а рядом с нынешним мостиком, справа, до сих пор
виднеются остатки моста старого. Это Тимер Купер – железный мост, построенный
еще в далеком 19-м веке, когда эта дорога благодаря стараниям инженера Сергеева
появилась.




Сама дорога как уральская Атлантида время от времени
проявляется то слева, то справа от существующей выложенными бортами из дикого
камня. В 19-в веке грейдеров не было, и тракт пробивали вдоль ручьев,
отгораживаясь от бурного разлива каменными стенками.



А вот и Кукраук. От Макарово до водопада 9 километров. Он
появляется неожиданно справа и его обозначает табличка-аншлаг. Все-таки это
памятник природы. Да и вообще на старом разрушенном временем Урале каждый
водопад на перечет.



Водопад ревет, кипит. Играет, как говорят про водопады. Это
смотрится очень зрелищно. Гораздо интереснее летнего созерцания водопада.
Постоял, посмотрел на пенную воду Кукраука. С берега хорошо видать сложенную из
дикого камня стенку вдоль старой дороги. Снова артефакты. А за ней, дальше в
Кукраук впадает ручей Кунгуртуй. Там, говорят, есть каньон 17 водопадиков. Хорошо
бы посмотреть, но в этот раз на ту сторону перейти не могу. Больно уж ревет и
бесится поток.




Иду наоборот, на противоположенный борт долины. Снег на
южном склоне уже сошел, лес пустой и голый. Легко идти наверх и вершина горы
манит обманчивым окончанием подъема. Кажется уступ и там самая вершина горы. Но
поднялся, глядь и дальше идти нужно. Так далеко ушел наверх. А уж оттуда, с
высоты вся долина с ревущим далеко в низу водопадом как игрушечная. На той
стороне поясом идет скальная стенка вдоль вершины массива. А с моей стороны
видна самая высокая вершина округи, Козлиная гора. Она торчит подобно севшему
на мель огромному линкору. Верх ее – скальный массив. И как вижу гору эту, так
все залезть наверх хочется.



А по лесу весеннему гулять ну просто чудо. Тянет весенний
лес все дальше и дальше, и возвращаться обратно не хочется. А хочется остаться
здесь наподольше.




Внизу у самой дороги тут и там обелиски. Надо же место какое
кровавое! Здесь геолог погиб, а здесь, говорят, водитель разбился. Там тоже
водитель. И там… Кукраук – окончание затяжного спуска с Алатау и многие, кто
едет со стороны Авзяна расслабляются. Вот и торопятся на встречу с Богом, к которому,
как известно не бывает опозданий.



Походил-походил, а время уже к вечеру. Сел в машину, а на
панели приборов еще в городе «чек» загорелся. Страшновато, но охота пуще
страху. Завел мотор и дальше, в сторону Кулгунино. Еще 16 километров по
горной дороге. На Алатау с запада ползешь доооооолго! Двигатель греется, дорога
– стежка, прорубленная в скальном грунте. Ручьи беснуются то слева, то справа.
А из трубы, что под дорогой проложена и вовсе фонтаном вода бьет, - таков
напор!




«Высок хребет Алатау», - писал когда-то писатель-романтик
Иван Недолин в романе-очерке «Рейд Блюхера». А он и правда высок. Отметки здесь
доходят до 800 метров,
что для западных передовых хребтов Южного Урала совсем не мало. Кое-как машина
карабкается вверх. На вершинах видно, какова толщина переметов здесь была
совсем недавно. Снега метра по два лежало на дороге! Бульдозер сгреб все по
сторонам и едешь как по траншее. А лес все ниже и ниже. Проезжаю поляну с
Казармой – место, где когда-то застава была. Верхнеуральскую дорогу охраняли.
Ведь возили здесь материальные ценности весьма приличные, в том числе и золото.
И если разбойники из Муромских лесов стали в веке 19-м сказочными персонажами,
то на Урале будь здоров, орудовали. Лес. Горы, безлюдье. Поди где найди!



Наконец после красного от глины крутика я вылезаю на перевал
Алатау. И впереди вижу обширную долину, а за ней новый огромный хребет с белой
лентой дороги. Это Калу-Горы. А в низу – Кулгунино. Но туда не еду, моя цель –
Серебряный ключ, что возле дороги.




Не знаю, кто в нем нашел серебро, но ныне пользуется он
бешеной популярностью. Воду из него вывозят на «большую землю». И даже
разливают на ней водку. Знакомлюсь со сторожем, Анатолием. Человек, как и я
любит лес. Родственную душу видишь сразу. «Приезжай», - говорит – «здесь в конце
апреля все белое от подснежников». Думаю. Наверное, и правда приеду. Я люблю
эту старую дорогу и очень хочу сделать про нее материал. Ну а пока совсем уже
поздно и нужно засветло выбраться на равнину. А то. что с машиной случиться. Прощаюсь
и еду обратно, то там, то здесь останавливаюсь возле гремящих потоков. Не хочет
лес отпускать. Да я и не стремлюсь. Солнышко опускается за горы, в долины
сползает тьма. Сезон открыт, здравствуй весна и бесконечное лето!



кукраук


Кукраук




Кукраук


Кукраук


Кукраук


Кукраук


Кукраук








Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments