April 26th, 2014

Великая степь.


Великая степь просыпается. Пахнет полынью. Очень остро пахнет.
В этой бескрайней степи забываешь про финские и лесные корни и корни славянские из болотистой Припяти, но вспоминаешь, что предки твои были угры, сарматы, половцы. Здесь чувствуешь невиданную свободу и покой. Великая степь - одна, наряду с лесом, из двух главных составляющих, повлиявших на характер русского человека.
Здесь также, как в лесных краях говорят и думают о ней, как о чем-то большом и дышащем. Здесь говорят: был в Степи, ходил в Степь. Точно также, как жители других мест говорят: ходил в тайгу, лес, горы...
Она наряду с Севером все дальше и глубже притягивает меня к себе. Я открываю ее все больше и больше. Не думайте, что степь это скучное плоское пространство. Нет, это огромная кунсткамера, вобравшая себя очень много, но доступная лишь тому, кто полюбит ее.

Collapse )

И еще про степь. Ночная пурга.

Минувшая ночь была редкой на впечатления. Я такой пурги и одновременно смены климата давно не видел. Если с утра было +19 и вокруг распускались в степи тюльпаны, то к вечеру пошел дождь и пошли порывы ветра. В Оренбурге я увидел почти забытый снежок. В Кумертау снега было сантиметров 5 и минус 2. За Стерлитамаком был накат и наледь, машину, несмотря на полный привод, мотало. А чтобы увидеть что перед ней, приходилось вдаваться вперед и смотреть, чуть ли не прижавшись к лобовому стеклу. В один момент просто стало страшно, что не успею доехать до дома перед тем, как дорогу напрочь занесет снегом. Но видимо от того, что ветер был очень сильным, снег просто переметало через трассу. А что такое переметы в степи я знаю. Метель в степи это что-то очень древнее, могучее и страшное. Среди белой мглы забываешь сразу обо всем на свете. Вокруг не видно ни огонечка, ни деревца. Только белая круговерть. И закрытые, зачем-то закрытые заправки...
Сегодня пну по бамперу, от туда лед сыпется. Пну по другому, тоже. А тюльпаны лишь на фотографиях. Во дворе два дерева с корнями выдрало из земли.