?

Log in

No account? Create an account

Страшное заклятие.
kuznetsov_ru
А я, судя по всему его жертва. В общем, кажись, на телеканале Живая природы меня прокляли. Уж не знаю, с привлечением какой чистой и нечистой силы проходил обряд проклинания, но ролики я все никак не могу до конца сдать. Как не смотришь, а все какой нибудь косяк вылезет. Да что же это такое-то!
Теперь вот винчестер сдох. Буду надеяться, что это апофеоз и более страшного ничего не произойдет.
А винчестер будем налаживать. А то там много чего есть, жалко так-то в топку выбрасывать.

За двумя перевалами. Продолжение.
kuznetsov_ru
Когда разлепил глаза, то от звука поезда не осталось и следа. Впрочем, и самого поезда скорее всего тоже не было. А был всего лишь сон, в который незаметно утащила после обеденная дремота.
Солнышко уже покатилось на вечернюю сторону и не было уже такого зноя, каким встретила поляна бывшей станции. Над Шеломами чернели, успевшие сформироваться иссиня-черные тучи и с той стороны доносился глухое рокотание громы и иногда даже сверкало. Да и со станцией произошли изменения тоже. Исчезла стальная колея пути, остатки строений. Все разом куда-то исчезло. Никуда не делись лишь отвалы угольного шлака, а вместо железной дороги тянулась дорога обычная. Ни шпал, ни рельсов на ней не было.
Иногда бывает, что снятся вложенные один в другой сны. Так было скорее всего и здесь, но уже было не понятно, где сон, а где реальность. Тем не менее идти было нужно.
За стрелками станции, вернее там, где они когда-то были, дорога стала забирать левее, и начался спуск в долину. Впереди, в просветах среди деревьев что-то синело и светлело. Иногда можно было различить серую шапку Шелома.
По сторонам дороги тянулись, заросшие молодым березняком, гари и вырубки. Да метелки иван-чай толпились по краю насыпи. Иногда налетал порыв ветра и вся зелень леса приходила в движение. Листва начинала трепетать, по зарослям иван-чая катились алые волны. А вся округа тонула в шуме листвы. И если здесь грозу можно было и миновать, то впереди, туда куда двигался, она была в самом разгаре.
Вдоль дороги время от времени попадали покосившиеся столбы связи, со свисавшей с них кое где проволокой. Ручьи то звенели в уложенных под дорогой трубах, а то текли прямо поперек и в двух местах путь преграждали внушительного размера промоины. Как-то раз, уже внизу, дорога вывела на старый, обгорелый, но еще вполне прочный деревянный мост. Обернулся. Из-за леса контуром вставала цепочка вершин хребта, с которого только что спустился. Самая левая сопка носила название Медвежьей, а соседняя с ней вершина, называлась Харитонкина. Распадок же, по которому стремился ручей носил название Жимолостный дол. Очевидно, здесь водилась в избытке жимолость. Проверять этот факт не особенно хотелось, - лог буйно зарос борщевником, крапивой и таволгой в человеческий рост. Ручей талися в этих зарослях, выбегал к дороге, проносился под мостом и снова прятался в сочной траве. А жимолость сейчас все не спелая. Да и как-то раз попробовал местную лесную жимолость. Оказалась горькой и непригодной для еды. Так, только название)

И про эволюцию.
kuznetsov_ru

У ленивых родителей вырастают самые самостоятельные дети. Закон эволюции. Чем ленивее ты, тем инициативные твои дети. ХЗ. но кажется я близок к тому, чтобы двинуть цивилизация вперед)

Пидарасы тоже люди, ищут счастья в личной жизни...(с) - группа ХЗ.
kuznetsov_ru
Охлобыстин бомбу в уборной взорвал и гамно полетело. С обеих сторон, причем))
Как я отношусь к пидарасам? Да я вообще никак к ним не отношусь. У меня и знакомых-то нет почти. Жили всю жизнь где-то в параллельном мире, дрючили друг-друга. Ну и пусть дальше живут. Лишь бы не ходили и свои красные анусы не рекламировали на площадях.
Так вроде закон о запрете пропаганды гомосексуализма приняли или нет? Если приняли, так это единственный нормальный запретительный закон, за исключением еще запрета курения в общественных местах, от взбесившегося принтера. Этого было бы и достаточно. А как можно запретить друг друга дрючить в жопу, если людям это нравится? Пидарасы были всегда. И при товарище Сталине тоже были. Ну, давайте, примем закон, что запрещаем бухать на территории Российской Федерации. И что, кто поверит, что все так-то возьмут и бросят? Если это людям нравится. Надзирателей за каждой норой и шкерой не хватит. Так и с педиками. Охлобыстин, при всем моем к нему уважении, все-таки "Кризис среднего возраста" вещь шикарная, видимо хорошо отметил Рождество и решил помудить. Только чот не по адресу написал. Лучше бы в лигу сексуальных реформ. Смешнее было бы и какой толстый культурный код!

За двумя перевалами. Продолжение.
kuznetsov_ru
Где-то в урманах куковала кукушка. Обычно перед грозой все живое притихает, прячется. И только комары начинают сатанеть, и откуда только берется все это крылатое полчище? А кукушка, затаившаяся где-то в черемшаннике, где было пока тихо, время от времени подавал редкие ку-ку. Видимо и ее тревожила волна надвигающейся грозы.
Загадывать, сколько осталось жить, не рискнул. Спуск заканчивался, и вскоре дорога вывела на обширную поляну, устремившись далее прямо через нее, по ее диагонали к прогалу между двумя мощными кряжами. В том месте сходились два хребта, тот, который обрывался мощной скошенной вершиной, Шеломом и противоположенный ему, Мысовой хребет. И если Шелома были уже практически добрыми знакомыми, все-таки нагляделся на них со стороны, то Мысовой открылся взору только здесь. Оба хребта были мощные, под стать друг другу. да и орографически являлись продолжением друг друга же. Но Мысовой был действительно, как мыс или нос, выглядел так, постепенно понижаясь к прогалу между ним и Шеломом. Знающие люди говорили, что когда-то, очень давно, здесь проходила дорога Тех, Кто здесь жил очень и очень давно. Может помните, у Бажова: "были они не руськи и не татара. Одним словом, старые люди..." А язык у них был не башкирский и слово "нос" звучало как "ныр". Так и назвали хребет, то ли носом, то ли мысом. А уж потом название его перевели. Немецкие изыскатели и инженеры начала прошлого века, что делали трассировку этой чудо дороги, недолго думая, стальной путь также запроектировали по самому удобному, древнему пути. Ведь известно, что люди тысячами лет пользуются наиболее удобными им путями. Так и получилось в этот раз, древний путь оказался наиболее удобным.
В прогал между горными хребтами исполинами и устремлялась довольно приличных размеров речка, к которой и вывела дорога. То была Катай речка, и в том месте, где две рассохи, Полдневая и Малая Катайка сливались воедино, и возникла когда-то деревня Двойниши. Само название говорило о том, что в этом месте сливались две речки. Двойниши, двое...
Дорога здесь выскакивала к бормотавшей в тальнике речке и через очередной клепанный старинный мост бежала дальше, к прогалу между хребтами.
Стальная колея-же более нигде не появлялась. Сильные порывы теплого сильного ветра гнали клубы черно-синих туч, сверху то и дело падали крупные капли воды. Сверкало и гремело. Вскоре самая оконечность Мысового хребта и громада Шелома скрылись в серой пелене и со все нарастающей интенсивностью с их стороны стал приближаться равномерный шум ливня.