?

Log in

No account? Create an account

Поклонникам метаксового следа, посвящается)
kuznetsov_ru
Про Восточную улицу.
Дело было лет 20 назад. Трескотня морозная стояла по всей Челябе. Город мороз прихватил, да так сильно и жестко, что и дышать на улице можно было лишь в пол глоточка. Промороженный трамвай вез меня, сбежавшего в очередной самоход солдата, по проспекту Победы, на Северок, - спальный район города. На Северке у меня как-то завелись друзья и всякую возможность отлучиться безнаказанно из части, я использовал чтобы смотаться к ним.
Служил я в Никольской роще, и доложу тем, кто Челябу не знает, это весь город до Северка насквозь протарахтеть на трамвае. Челябинск вообще город трамвайный, но дооооолго тащится! Друзья мои случайные жили даже не на самом Северке и разных дальних его углах, вроде улицы Братьев Кашириных. Не, куда дальше, в сторону Шершней, на Градском прииске. Помните у Розенбаума песня про 101 километр? Так вот, Градский, это такой 101-й, только ближе. Игрушечная ссылка. Ну, правда, народ там жил совсем не игрушечный. Могли в случае чего по башке дать поленом и в подполе зарыть. Живал там дед Алтынбай, что золотишком промышлял. Живали там цыганы-конокрады. А больше всего там живало зэков откинувшихся. К ним меня Генка Мальцев приводил. Вот с ними мы сидели и пили среди голых стен водку.
Это был паноптикум, переплетение судеб, горя, раздолбайства и порушенной жизни "в просто так, в просто в прихоть". Там я узнал продолжение поговорки: береженого бог бережет. "А не береженого конвой стережет", - добавляли мне мужички и скалились золотыми зубами. Если вы не знали, то практически все русские поговорки укороченны вдвое. Ну для удобства или еще для чего...
В ту морозную ночь, наслушавшись баек из зоны, пошли мы с Гешей к одному мужичку ночевать. Геша, замахнувши соточку, завалился храпеть на полу. А с тем мужичком мы всю ночь проболтали. Мне всегда нравилось слушать эти все истории неприкаянной и непридуманной жизни людской. Все эти истории про шторма житейские. Я не помню, вот убей, как его звали. Но как-то так он трогательно рассказал мне ту историю жизни, коих по России ну просто тьма. Там нет героизма, но что-то трогательное было. Эти старые урки тебя разведуд своими рассказами, что мама не горюй. А ему хотелось верить.
Город Свердловск, дворы у Восточной улицы, история любви к женщине. Женщина была весьма хороша собой. Он показывал мне черно-белую фотографию, где она стояла в платье и прическе по моде 50-х годов в на фоне сиреневого разлива. Стояла, смотрела в объектив и улыбалась. Ей было около тридцати.
Я никогда не любил блатняк. Но к Александру Новикову относился довольно хорошо. И вот однажды я купил кассету с его песнями и поехал себе по трассе. Тогда-то и услышал песню про Восточную улицу. Вернее, там было две баллады. Память вспышкой принесла всю ту пьяную историю с Градского прииска, с одной из зимних морозных ночей 1993 года. Такое было чувство, что ту историю Новикову рассказал чуть раньше тот мой знакомец.
И сегодня, когда бываю в Екатеринбурге, когда еду по этой улице, вдоль железной дороги, от светофора к светофору, все по сторонам головой верчу, рискуя попасть в ДТП: ну где, может здесь, а может там все это происходило? Было, было, было. Не со мной, но вроде как да, со мной. Где-то рядом словно бы стоял.
И вот еще тоже было, это воспоминание: зима, мороз, вечер, темно, едем на трамвае с мамой на вокзал. Частный сектор и шапки снега на домах. И такой зимой от этого веяло, и такая она была, зима! Вот навсегда оно со мной, что очень хочется найти то место. А не знаю где. И даже если его найдешь, то все равно не попадешь в то место. Мама лежит на южном кладбище, рижские трамваи порезали на металлолом. На месте частного сектора поднялись новые дома...

И еще чуть вдогон.
kuznetsov_ru
А вот еще вдогон про Ялту и костюм с отливом:
Стукну по карману — не звенит!
Стукну по другому — не слыхать!
Если только буду знаменит,
То поеду в Ялту отдыхать…
Николай Рубцов.
Можа дождаться окончания "новых годов" и поехать в свой любимый Зюраткуь и посидеть на лавочке, у окна, потыкать пальцами в клавиатуру? Давно собирался это сделать и в этом году графоманский зуд стал очень даже отчетливым. Но времени было в обрез. А все сильнее и сильнее тянет написать про старые дороги, про реки. Хорошо так-то там, в избе, когда елки ветками скребутся в окно, когда печка гудит, что-то думать и соображать. Выдавать на гора мысли.
Только, когда совсем поздно станет и над озером поднимется гулкий ветер, главное - не читать Рубцова долго и не слушать Ревякина. Потому что когда долго, тогда совсем тоска, а магазины где в Зюраткуле находятся я хорошо знаю. И продавцы где живут тоже не плохо знаю, угу) А как уж они меня знают!
Лучше Джерома Джерома, "Трое на четырех колесах") Вот как раз сейчас достал с полки, стряхнул пыль и словно бы уехал с Урала на свою любимую Кенигсберщину, к которой как и к Уралу прикипел душой. А в Зюраткуль да, обязательно поеду. Вот праздники пройдут, вот снегу понаддует. И будет передо мной открываться гладь белоснежная озерная, и будут от останцев-медведей во все стороны стоять молчаливые горы. Вот сейчас, главное немного напрячься, сжать свою гордыню в кулак и хорошо-хорошо поработать. пока другие отдыхают)

К знатокам города, вопрос.
kuznetsov_ru
Вчера шел вдоль проспекта Октября. Там у нас к саммиту, сами знаете чего, новые таблички повесили: была такая улица, стала такая. Проспект наш назывался раньше Старый Сибирский Тракт. Так вот, кто нибудь может прояснить, почему именно проспект был Сибирским трактом, если почтовая дорога уходила на Кержацкий Затон и шла дальше, на Подымалово. Это я ориентируюсь на карту Оренбургской губернии 1824 года. Вот, взгляните:

Чорт, тут наверное не видно, но если карту скачать и чутка увеличить, то станет ясно видно, какая дорога куда идет. Через Богородское идет обычная дорога, так называемая в той классификации "проезжая большая дорога". То есть там была такая классификация дорог, почтовые:
Главная
Губернская
Уездная
А уж потом шли проезжие. То есть, я так понимаю, что по ним можно было проехать. Но не более)
На Ашу и Симский завод пошел Новый Сибирский Тракт уже в начале 20-го века. Как железную дорогу проложили. Они со Старым соединялись в Сатке. Так вот, почему проспект? Может быть это было направление еще ранешнее-преранешнее? Ведь известно, что самыми старыми переправами на Сибирь была Каменка и Дудкинский перевоз через Уфимку. А потом оно забылось. На Благовещенский завод и далее на Бирск никакой дороги нет. А на восток та самая "проезжая дорога", сиречь проселок. Может как раз она и была тем самым трактом? С тех пор, как сделал передачи про Старый Бирский-Сибирский тракт, сомнения гложат, а правильно ли? Все-таки та трассировка была слишком не логична по моим современным меркам.