?

Log in

No account? Create an account

атчет о праздновании международного женского дня в условиях дикой природы.
kuznetsov_ru
Часто бывает, что выезд удается. Это когда воспоминания приятные, но окружающий мир какое-то время очень даже враждебен и в каждом кусте чудится злой фашист с фаустпатроном.
Этот безусловно удался. Дикой природой был 71 километр. Выезд посвятили празднованию 8 марта. Поэтому с начала вечером приехали мы и подготовили почву. А утром приехали Ивановы.
Ивановых целых шесть сестер, но это фамилия, а судьба. Поскольку те кто попадают к ним, тоже становятся Ивановыми и сегодня клан этот насчитывает далеко за шесть представителей..
А утром, пока активисты празднования готовились к встрече Ивановых, я свалил на водопад Атыш. По причине малоснежности зимы южные склоны гор вовсю уже открылись от снега, а через перевал вела плотно набитая тропа. Зачем лыжи взял, не понятно? Я их воткнул в снег прямо перед подъемом и далее путешествовал пешком. Было начало марта, весна света. Солнце смеялось.
На Лемезе встретил знакомый люд, собиравшийся купаться в Атыше. Мои сотоварищи в это время за перевалом резвились в полынье реки Инзер. Моржей равзелось…
Очевидно, от того, что вечером было очень даже не плохо, обратно чуть полз и время от времени принимался спать. В зимнем лесу спать, это не в осеннем. Тишина стоит, хоть в палату мер и весов ее!
Лесную пьянку, если даже она посвящена прекрасной половине человечества описывать смысла нет. Тем более занятие это не благодарное, поскольку там помню, а там не помню.
Что же Вы, Клара Цеткин, 8-е марта придумали, когда зима? Нога в эту ночь хоть и не замерзла, но не понятно, как мой второй ботинок оказался под спиной у господина Спиридонова, а его оба у меня под головой? Радует, что кроме ботинка у него утром оказалось еще и шампанское. Ничего так, гламурненько. Однако стоит заметить, что когда три боевых товарища спят две ночи в одной палатке, это еще нормально, а вот на третью становится непредсказуемо опасно.
Постпраздничное утро выдалось для общества развеселым. Но меня ждала оставленная на станции Уршак машина и утро было не веселым, но пронзительно честным. Поперлись на стоящую за рекой гору. Все таки вечером было еще лучше, чем накануне, в гору ползлось совсем плохо. Сказывалась многолетняя любовь к туризму.
Вечер таки наступил. По Инзеру потянуло ветродуем, закончился праздник. В мартовских сумерках двигались мы к станции. Голова была полна прекрасных воспоминаний и практически из под каждого куста понимающе глядели на меня фашисты с базуками.