February 4th, 2009

не знаментой войне

Мне жалко той судьбы далекой,
Как будто мертвый, одинокий,
Как будто это я лежу ,
Примерзший, маленький, убитый
На той войне незнаменитой,
Забытый, маленький, лежу.
А. Твардовский
я про зимнюю войну 1939-1940 гг между нами и финнами. про нее мало что пишут у нас и вообще стараются ососбо не упомниать нигде. подробно про нее знают лишь историки, копатели и те, кому это действительно интересно.
но история вешь неумолимая. ровно шестьдесят девять лет назад, в феврале сорокового года в лесах западной карелии погибали от мороза и голода в многочисленных котлах, устроенными финнами, десятки тысяч нашех дедов. для нас эта была такая же трагедия,как для немцев в следующей войне сталинград. нас спас тогда только прорыв линии манергейма на карельском перешейке и выход армии к выборгу. кому интересно почитать, могут пройти по этой ссылке. http://www.rkka.ru/oper/finn/okrujenye.htm, но опять же повторюсь, об этом у нас стараются не писать, не говорить и вообще не открывать лишний раз эту страницу истории. но я уверен, что времена псевдо "ура патриотизма", с адаптированными под попкорн и чипсы пластиковыми "историческими" фильмами довольно скоро пройдут. за эпоху "нового времени" у нас много что сказали, много что написали и сняли кино. но еще огромный пласт неизвестного ждет своих пистаелей и режиссеров. в этом году исполняется семьдесят лет со дня начала той "не знаменитой" войны и я очень надеюсь, что несмотря на кризис появится хороший документальный фильм. поверьте, те десятки тысяч погибших в морозной тайге карелии, так и не успев сделать ни одного выстрела, заслуживают того, чтобы про них хоть иногда, но вспоминали!

история с продолжением

Внушительных размеров темная туча закрыла собой восходящее ночное светило и лунное оцепенение прошло. Понаддав, качусь на лыжах обратно в лагерь. Моя вылазка не добавила ясности. Наоборот я теперь уже совсем ничего не понимаю! Река в этом районе должна быть только одна, Белая. Но она должна течь в противоположенном направлении, тем более мы должны были пройти мимо истока, но никак не выйти на речку шириной в два десятка метров! Еще в этих краях берет начало Урал и Ай, но и не могли мы проскочить все стопорные ориентиры и уйти так далеко на восток. Сплошные вопросы и ясно одно, что заблудились. Можно вернуться завтра обратно по лыжне наверх, если она конечно еще есть в природе. Чертовщина!
Решив на совете стаи с утра прорываться вверх по течению загадочной реки, укладываемся спать в избе. Половина ее пространства занимают нары, небольшой стол и печка. Тепло, тихо и пахнет смолой. Реальность бытия сворачивается в клубок и укатывается за порог избушки частым ельником в неведомые дали. В полудреме понимаю, что в мире ничего реального нет. И еще почему-то болят пальцы ног